«Была депрессия, а потом…»: Как выживают подростки с тяжелым поведением без специальных программ реабилитации

Узнаем, что предлагает Минздрав и психоневрологический диспансер и почему этого недостаточно.

Узнаем, что предлагает Минздрав и психоневрологический диспансер и почему этого недостаточно.

 

Воронеж в этом году потрясла трагедия. 16-летняя Ангелина стала жертвой наркомана, с которым несколько месяцев употребляла алкоголь и запрещенные вещества в съемной квартире недалеко от центра города. Родные не понимали, куда пропадает девочка, пока не стало слишком поздно. История Ангелины — лишь верхушка айсберга подростковых драм, разворачивающихся в нашем городе. Суициды, передозировки, убийства на почве наркотического опьянения — эти страшные слова прочно вошли в криминальные сводки Воронежа.

Журналисты «В курсе» провели расследование и выяснили, что дети, пережившие попытку самоубийства, сексуальное насилие или подсевшие на психоактивные вещества, фактически брошены на произвол судьбы. Единственное, на что они могут рассчитывать — краткосрочное лечение в психиатрической больнице. Прием у районного психиатра, горсть таблеток, в лучшем случае — недолгая госпитализация в стационар. А дальше — пустота и безразличие. Захочет подросток прийти на повторную консультацию — его дело, нет — никто не забьет тревогу. Врачи перегружены, им некогда бегать за «трудными» пациентами.

И спустя время сценарий повторяется: глубокие порезы на руках, передозировка, попытка суицида — и снова больничная палата, откуда ребенка вскоре выпишут в никуда. Замкнутый круг отчаяния и равнодушия, который некому разорвать.

Крик о помощи из палаты №6: монологи обреченных детей

«В курсе» пообщался с несколькими подростками, которые проходили лечение у психиатра.

— Когда накрывает депрессия, иногда нет сил даже встать с кровати, поесть, принять душ. Ты не понимаешь, сколько это будет продолжаться и почему все настолько плохо. Самое жуткое — ощущение полного бессилия, незнание, как себе помочь. Без поддержки близких просто идешь ко дну, — рассказывает 14-летняя Вика (имя изменено из этических соображений).

Школьная травля, непонимание учителей, проблемы в семье — груз проблем оказался непосильной ношей для хрупких детских плеч. Вика не выдержала и решилась на отчаянный шаг. Ее едва успели спасти врачи реанимации. Девочку отвезли в стационер, потихоньку приходит в себя. Только надолго ли?

— После реанимации психиатр сказала маме, что мое состояние очень тяжелое и нужно ложиться в стационар. Мама приезжает почти каждый день, поддерживает. Я рада, что осталась жива, но очень боюсь, что будет дальше. Вдруг я снова сорвусь? — делится переживаниями Вика, с трудом сдерживая слезы.

И такие истории — не редкость в стенах воронежских психбольниц. Десятки искалеченных детских судеб, сломанных жизней, несбывшихся надежд. А сколько еще трагедий остаются за кадром, не попадая в официальную статистику?

— После попытки суицида прошло полгода. Я ходила к психиатру, но уже не было месяца три. Зачем мне это нужно? — говорит еще один подросток Варвара (имя изменено). 

— Мне и так неплохо, если что, опять поеду в стационар, — убежден Иван (имя изменено). 

Наедине с собственными проблемами: как дети выживают без помощи взрослых

Психологи и врачи признают: редкий ребенок по собственной инициативе обратится за помощью к специалистам. Слишком силен страх стигматизации, осуждения, непонимания со стороны окружающих. Да и родители зачастую предпочитают закрывать глаза на проблемы своих детей, списывая все на «трудный возраст» и «издержки воспитания». В итоге подростки остаются один на один со своей болью, чувством вины, страхами. Они отчаянно пытаются справиться самостоятельно, но без профессиональной поддержки и грамотного сопровождения эта борьба обречена на провал. Дети, получив минимальную медицинскую помощь, вновь оказываются во власти своих проблем. И этот порочный круг не прервать без комплексной системы реабилитации.

Почему в нашем городе до сих пор нет специальной программы помощи подросткам, оказавшимся на грани? Программы, которая не ограничивалась бы формальными больничными процедурами, а действительно возвращала детей к полноценной жизни? Вопросы, которые уже много лет повисают в воздухе, натыкаясь на стену равнодушия и некомпетентности чиновников. Да, есть детское отделение на Кольцовской. Но там работают участковые врачи и психологи. Если травмированный ребенок не придет к ним на прием, то насильно его никто не доставит. Все отдается на откуп родителей, которые витают в облаках. 

Рецепт спасения: какой должна быть реальная помощь детям в беде

Ни для кого не секрет, что разовые консультации участкового психиатра и пара недель в стационаре — это как мертвому припарка. Чтобы вытащить подростка из пучины саморазрушения, нужна интенсивная комплексная программа реабилитации длительностью не менее полугода-года. Важнейший аспект — мотивация самих подростков на лечение и развитие. Если ребенок пропускает занятия, специалисты или органы опеки должны незамедлительно реагировать, искать подход, а не бросать несовершеннолетнего пациента на произвол судьбы. И конечно, во главу угла нужно поставить достойную оплату труда психиатров, психотерапевтов, психологов. Только когда люди, от которых зависят детские жизни, будут работать не за страх, а за совесть, качество помощи выйдет на принципиально новый уровень.

Организация эффективной программы помощи детям и подросткам в кризисных ситуациях — это не просто благое пожелание, а прямая обязанность министерства здравоохранения Воронежской области и руководства регионального психоневрологического диспансера. Именно в их компетенции — стратегическое планирование, выделение ресурсов, постановка конкретных задач по спасению юных жизней. Наркомания, суициды, последствия насилия — эти язвы разъедают юное поколение, калеча судьбы и отнимая будущее у наших детей.

Масштабы бедствия таковы, что закрывать глаза на него уже невозможно. Очевидно, что решение столь масштабной проблемы требует комплексного подхода и консолидации усилий на всех уровнях — от семьи и школы до системы здравоохранения и высших эшелонов власти. Первым шагом должно стать публичное признание остроты ситуации и постановка четких целей по ее исправлению.

Департамент здравоохранения Воронежской области совместно с руководством регионального психоневрологического диспансера обязаны незамедлительно приступить к разработке и внедрению специализированной программы помощи подросткам из групп риска. Ключевыми элементами такой программы должны стать:

— Создание выездных мультидисциплинарных бригад для работы с проблемными семьями и детьми на дому,

— Расширение коечного фонда и спектра услуг детского отделения психдиспансера,

— Организация центров дневного пребывания для подростков, нуждающихся в психологической и социальной реабилитации, 

— Проведение регулярных профилактических мероприятий в школах с участием медиков, психологов, сотрудников полиции и соцзащиты,

— Обеспечение доступности анонимной психологической помощи для детей и подростков, в том числе через специальные телефоны доверия и онлайн-сервисы.

Впрочем, судя по тому, как выглядят территория и корпуса психбольницы в Орловке , Минздрав и руководство психоневрологического диспансера увлечены какими-то другими делами. Да, перед ними стоит непростая задача. Слишком много времени упущено, слишком глубоки корни проблемы. Но опускать руки нельзя — на кону здоровье и жизни наших детей. Только объединив усилия на всех фронтах, признав масштаб вызова и ответственность каждого, мы сможем переломить ситуацию. Промедление и равнодушие недопустимы — цена бездействия измеряется искалеченными судьбами и оборванными жизнями.

 

Василий Сабуров

Другие материалы:

Главный врач купил крутую тачку, а сотрудники поддержали губернатора в день выборов: какой аванс дали Александру Гусеву в психбольнице Орловки

Последние новости

Главам муниципалитетов напомнили о развитии конкуренции в Воронежской области

Фото: пресс-центр правительства Воронежской области На еженедельном оперативном совещании руководитель аппарата губернатора и правительства Воронежской области Сергей Трухачев вместе с коллегами обсудил рейтинг муници

«Самобытные предприниматели с интересными идеями». В Воронеже прошёл арт-бизнес-фестиваль

Бизнес может быть не только прибыльным, но и по-настоящему привлекательным.

Об эпидемиологической ситуации по инфекциям, передающимися иксодовыми клещами, на 27.05.2024

Территория Воронежской области не является эндемичной по клещевому вирусному энцефалиту (КВЭ), заболеваемость КВЭ не регистрируется.

Card image

Тех, кто реже будет пользоваться услугами такси и чаще — общественным транспортом, может стать больше.

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Ваш email не публикуется. Обязательные поля отмечены *